Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:33 

О первом покушении на царя. Часть 2.

divanmaster
-Вы любите одиночество? -Нет, я скотина коллективная. (с)
Павел Перец. “Когда членов “Ада” наберется достаточно велико, человек 30, предполагалось для пробы характера и нравственной силы, третью часть членов по жребию сделать доносчиками. Члены “Ада” знали бы о действиях всех кружков. В случае злоупотреблений или не деятельности этих кружков, они должны не предупреждать, а обязать к непременной деятельности”. Дальше: “Член “Ада” должен” – когда он идет на убийство – “иметь с собой шарик с гремучей ртути, держа в зубах, после должен стиснуть этот шарик зубами. От давления гремучая ртуть производит взрыв, обезображивает лицо так, что потом нельзя будет узнать лицо убийцы. Член “Ада” должен жить под чужим именем, бросить все семейные связи, не должен жениться, бросить прежних друзей. Вести жизнь только для одной единственной цели. Эта цель – бесконечная преданность родине”. Вот некоторые выдержки из этой программы. Это не бред сумасшедшего, это то, что пыталось серьезно обсуждаться и как-то прописывалось.

Мы потом поговорим еще о катехизисе Нечаева. И найдем там массу параллелей с этой программой Ишутина под названием “Ад”. Ну, соответственно, Каракозова схватили, этих всех приняли, доставили. Суд проходил в комендантском доме Петропавловской крепости. Где этот комендантский дом находится. Когда вы заходите в Петропавловскую крепость, в Петропавловскую крепость можно зайти с двух мостов, в яндексе, к моему удивлению и тот и другой назван “Кронверкским”. Хотя, на самом деле, один из них Ивановский, а другой Кронверкский. Если вы через Ивановский от Горьковской идете, вы проходите одни ворота, другие ворота, потом заходите. Подходите к памятнику Шемякина Петру I, дальше у вас по правой стороне находится Петропавловский собор, а по левой стороне Музей истории Петербурга. Вот он находится в здании комендантского дома. Там, кстати, сохранен помост красный, на котором выносили приговор декабристам. Судя по всему, там же и ишутинцев. Им повезло, потому что случись это раньше, мы помним, что было с петрашевцами, там все было очень просто. Но тут уже адвокаты. Ишутин выбрал себе в адвокаты Дмитрия Стасова. И пишется: “За указанные преступления предусматривается наказание по статьям 13, 319, 242, 243 Уложения. Одной статьи 242 достаточно, чтобы возвести обвиняемого на эшафот. Стасову предстояла очень сложная задача. Надо было доказать суду, что Ишутин не знал о решении Каракозова убить императора. Ему даже не было известно, куда уехал из Москвы брат. Ишутин узнал о местонахождении Каракозова только тогда, когда из Петербурга пришла весть о покушении. Я положительно утверждаю это, ибо противное ничем не доказано”. – настаивал Стасов, приводя необходимые аргументы. И доказал на самом деле. Ишутин выбрал себе самого главного на тот момент адвоката. Он был председателем коллегии присяжных поверенных. Естественно, такой человек сделал свое дело. Каракозова приговорили к смертной казни. Ишутина, в итоге, тоже приговорили к смертной казни, но забегая вперед хочу сказать, что там было помилование. Остальным вынесли те или иные сроки с отправкой в Сибирь на каторжные работы. Очень характерный следующий момент. Специально пометил. Поведение Ишутина. Это Худяков, который ездил в Европу и привез известие о европейском комитете, соответственно, Каракозов: “Я, Каракозов, уличаю Худяков в том, что Худяков принадлежит к европейскому революционному комитету”. То есть Каракозов слил. А Ишутин, относительно одной части своих показаний, он прямо заявил, что давал их ложно, из мести к Худякову, чтобы заставить его пережить ощущение веревки на шее. Вот видите, какой был милый человек. Была назначена казнь, в сентябре 1866 года. Казнь проходила на территории, так называемого, Смоленского поля. Это довольно большая территория.

На этой казни был художник Илья Ефимович Репин и он оставил портрет Каракозова, который очень сильно отличается от его фотографии. Эта казнь произвела очень серьезное впечатление на Репина. Я думаю, что отразилась на всем его дальнейшем творчестве. Толпа была поражена поведением Каракозова. Он очень спокойно все сделал. Он поклонился народу на три стороны, и его, собственно, там повесили. Потом начали вешать Ишутина. Его поставили на эшафот, на него надели мешок, на него надели петлю. И в этот момент приезжает вестовой и привозит помилование. В этот момент у Ишутина крыша съехала. Уже в тюрьме он проявлял признаки психического расстройства, от этого, собственно, и умер. Такая вот печальная судьба. Что крайне важно сказать. Какие последствия имело это событие в дальнейшем. Самое главное последствие связано с Софьей Львовной Перовской. Дело в том, что ее папа, Лев Николаевич Перовский, на тот момент был губернатором Петербурга и для него это был пик карьеры. Однако, пробыл он не этом посту буквально несколько месяцев. И сняли его с этого поста из-за покушения Каракозова. И после этого в семье все пошло... Там и до этого были проблемы, а после этого вообще все... В итоге в семье случился очень серьезный конфликт. Не сразу, но постепенно. И Софья Львовна Перовская была именно тем человеком, которая довела дело Ишутина и Каракозова до финальной точки. Именно она, ну, не она сама, но своей железной волей отправила Александра II на тот свет. Но об этом мы поговорим отдельно. Это первое следствие произведенного действия. Но было еще одно. И сейчас мы плавно переходим к заключительной части нашей беседы. Тут у меня есть такая картинка. Ты знаешь этого человека?

Д.Ю. Нет.

Павел Перец. Сейчас тест такой сделаем, кто это? На самом деле это Некрасов. Насколько вот борода... Здесь он уже больше на себя похож, в таком французском стиле. Бородка-эспаньолка. Это все привыкли к Некрасову, к портретам, которые в кабинетах литературы висели. На самом деле он был таким вот. Главой следственной комиссии сделали того самого Муравьева-вешателя. Тут надо вообще пару слов сказать про этого человека. Когда ему было 16 лет, он участвовал в Бородинском сражении, ему осколком ядра “засандалило” в ногу, и парень в 16 лет остался инвалидом на всю оставшуюся жизнь. Он ходил с тросточкой. Герцен его называл помесью бульдога с бегемотом. Отчасти это было правдой, ну, понятно, фитнеса тогда не было. Реабилитационных программ тоже, понятно, что человек хромал, он не очень много двигался. Он был крайне умный, но у него был очень серьезный изъян. Катастрофический. Он боролся со взяточниками на каждом своем посту. Как ты понимаешь, ну как с таким человеком жить, сам подумай. Ну и второе, из песни слов не выкинешь, он был за русификацию Польши. И за русификацию белорусского населения. Вообще надо сказать, что в Белоруссии фамилия Муравьева исключительно с отрицательно коннотацией произносится. я имею в виду в исторических кругах. Это тоже не совсем правильно. То есть, как дедушка Ленин организовал государство Украина, за это они его и ненавидят. Наверное, также и с Муравьевым.

Д.Ю. Главный борец со взяточниками у нас был граф Аракчеев. Память о нем жива до сих пор. Слова доброго не услышишь.

Павел Перец. И артиллерию привел в такое состояние, что она была не хуже, а иногда и лучше, чем наполеоновская. Сохранилась фактически до Крымской войны. Так вот. Наместником Польши был на тот момент Великий князь Константин Николаевич. Это брат царя Александра. Наследник престола, будущий Александр III, ненавидел его лютой ненавистью. Почему, я потом тоже расскажу. Константин Николаевич, как и его предшественник, только на этот раз Константин Павлович, своими либеральными, человеколюбивыми действиями в Польше довел ситуацию до того, что там случилось восстание. По разным оценкам разные цифры приводят. Но только офицеров одних, наших русских, они перерезали более двух тысяч. Кстати, казнено было гораздо меньше людей, когда Муравьев туда пришел. Соответственно, Муравьева назначили разобраться с этой ситуацией, он и усмирил. По-современному выражаясь, он был очень талантливым менеджером и кадровиком. То есть, он просто поназначал на все места людей из России. Было еще масса историй. Ну и проводилась политика русификации. В Петербурге было такое лобби либеральное. Вокруг царя собрались министр внутренних дел Валуев, губернатор Петербурга Суворов, Константин Николаевич оскорбленный, ну, и они его в итоге из Польши скинули. Потом случается покушение Каракозова. И Муравьева назначают главой комиссии. В либеральных кругах была паника.

Как писал Корней Чуковский, если бы он поставил гильотины в центре головы и начал рубить головы, никто бы этому не удивился. Более того, Суворов, когда предложили подписать адрес... Адрес, это приветственное обращение группы лиц, которое направляется кому-то. Суворов отказался подписать поздравительный адрес Муравьеву после событий в Польше, он мотивировал это так: “Я людоедов не приветствую.” На что Тютчев, наш поэт, автор знаменитой фразы про то, что нас умом не понять, написал следующее стихотворение, я не все его прочитаю, только некоторые строчки: “Гуманный внук воинственного деда, Простите нам — наш симпатичный князь, Что русского честим мы людоеда, Мы, русские — Европы не спросясь…” Ну, и заканчивается это стихотворение... Мы помним, как Суворов вел себя в Польше. Без сантиментов. Окажись сейчас Суворов, его предок, в Польше... Ну, и, соответственно, была просто паника. Некрасов, помимо того, что он был поэтом, был еще и издателем. У него было успешное коммерческое предприятие под названием “Современник”. Некрасов – крайне противоречивая натура. И вот здесь мы переходим к теме, которая актуальна и сейчас. Я знаю лично некоторых людей, например, кто-то работает на первом канале. Самом независимом канале, вообще просто. При этом, у себя в социальных сетях пишет “верните Крым Украине”. И когда ему мягко намекают, пиши, это твое личное дело. но, если бы ты работал на канале “дождь”, никаких вопросов. Пожалуйста, это твоя позиция. Но ты работаешь на первом канале.

Д.Ю. Или крестик сними или трусы.

Павел Перец. Ну, да. Я-то как раз спокойно отношусь ко всем этим историям. Или вот один из ведущих порталов Петербурга. Поскольку я работаю в интернет-агентстве, я знаю, как работает реклама в интернете. Ты же ведь не в курсе иногда, какую тебе рекламу перед роликами показывают. Я имею в виду не ту, которую ты вставляешь, а от Google. Я читаю статью, которая “мочит” “единую Россию”, а над ней баннер “единой России”. Я пишу редактору об этой ситуации, а он мне отвечает, что они независимые и все равно с этой рекламой работают. Это наша редакционная политика, а то нас не касается. Некрасов, в отличие от всех этих ребят, все прекрасно понимал. Он понимал, что надо идти на компромиссы. Он был издатель, и ему надо было издавать журнал. Надо кормить всех этих “независимых” товарищей. Он был просто бельмом на глазу у всех. Все понимали, что будут репрессии, в таком, в “медийном” отношении. Началось с того, что Некрасов написал благодарственную оду в честь того самого Осипа Комиссарова. Этого несчастного Осипа Комиссарова схватили, поволокли. Он думал, что его сейчас будут судить и прочее. А его привели к царю, его наградили дворянством. Был такой анекдот замечательный, распространен в Петербурге:

- Вы слышали, в царя стреляли.- - Кто стрелял? – - Дворянин. - - А кто спас? – - Крестьянин. – - И что ему за это сделали? – - Сделали дворянином. – Там потом началась просто история... Там один сапожник написал, что бесплатно сапоги будет... Его наградили орденом “почетного легиона”.

То есть, человек вчера делал картузы, а сегодня кавалер ордена. То есть, вообще. Некрасов: “Не громка моя лира; в ней нет Величавых, торжественных песен, Но придет, народится поэт, Вдохновеньем могуч и чудесен. Он великую песню споет, И героями песни той чудной Будут: Царь, что стезей многотрудной Царство русское к счастью ведет, Царь, покончивший рабские стоны, Вековую бесправность людей, И свободных сынов миллионы Даровавший отчизне своей; И крестьянин, кого возростил В недрах Руси народ православный, Чтоб в себе весь народ он явил Охранителем жизни державной! Сын народа! Тебя я пою! Будешь славен ты много и много, Ты велик как орудие Бога, Направлявшего руку твою".

Д.Ю. Однако.

Павел Перец. Ну, это просто... Это уже напрягло, но это Некрасову простили. Потому что настроение было такое, все были в таком порыве. То есть, если ты не восторгался, это вызвало определенные подозрения. Вообще, я сейчас ссылаюсь на такое замечательное произведение Корнея Ивановича Чуковского, называется “Поэт и палач”. Ну, палач, это, естественно, Муравьев. Чуковский писал это в определенных обстоятельствах, он определенную идеологическую направленность своему произведению придал. Потому что, может вы не в курсе дорогие друзья, но у Корнея Чуковского были очень большие трудности с советской цензурой по поводу таких произведений, как “Тараканище”, как “Доктор Айболит”. Их просто не пропускали, считалось, что советские дети их не поймут.

Д.Ю. Да. Мой любимый пассаж из стихотворения: “Мне жалеть, тебя подлого, нечего. Много мяса ты съел человечьего.”

Павел Перец. Да, да. В этом же своем произведении Чуковский приводит слова той самой оды. Некрасов понял, что надо спасать журнал. А Некрасов он же такой, с одной стороны, “иди и гибни за народ”, а с другой стороны, он ходил в английский клуб и играл там на денежки в карты. Вообще был заядлый картежник. Английский клуб находился в одном из дворцов Юсуповых, это на Невском проспекте, буквально третий или четвертый дом от угла с Владимирской. Такой, с фронтоном. И, значит, граф Строганов, председатель и глава английского клуба, посоветовал написать оду Муравьеву. И Некрасов ее написал. И прочитал. Прочитал после торжественного обеда в английском клубе. Мерзкая, мерзейшая сцена. Она оставила неприятное впечатление даже у тех, кто там присутствовал. У единомышленников Муравьева, и у самого Муравьева, она никаких эмоций не вызвала. То есть, это было такое вот... Я сейчас попробую найти... Но, самое главное, что это ни к чему не привело. Ходила такая история, что сделать глупость умно, это еще полбеды, но сделать глупость глупо, это совсем... “Вдохнет, что ставши сумасбродом, Забыв присягу, свой позор. Затеял с доблестным народом Поднять давно решенный спор. Пускай клеймят тебя позором Лукавый Запад и враги, Ты мощен Руси приговором, Ее ты славу береги.” И надо сказать, опять-таки, что Некрасов в свое время писал: “Не торговал я лирой, но, бывало, Когда грозил неумолимый рок, У лиры звук неверный исторгала Моя рука... Давно я одинок” То есть, иногда “У лиры звук неверный исторгала”. Я вам сейчас прочитаю из другой оперы, у Некрасова были периоды, когда ему нечего было жрать, простите за выражение. Он занимался тем, что писал рекламные тексты. Мы все знаем про Маяковского, который писал рекламные тексты для “ОКОН РОСТА”. А про тексты Некрасова никто не знает, это я нашел в замечательнейшей книжке “Про Гостиный двор”. Дело в том, что в Гостином дворе, мало кто знает, там были очень строгие требования к пожарной безопасности, и он не отапливался и не освещался. Как они там торговали зимой, можно только догадываться. Знаешь, на чем делали бизнес все окрестные кабаки? На кипятке, они тупо продавали им кипяток. Соответственно, когда встал вопрос, что надо проводить, на тот момент, газ, чтобы освещать, там было такое жесткое лобби со стороны купцов, не надо. Лучше товар видно, соответственно, его хуже “втюхивать”. На-таки газ провели.

И Некрасов написал гениальное произведение, по какой-то загадочной причине оно не вошло в школьную программу. Но почему, я думаю, вы сейчас поймете: “Проехав мимо нашего Гостиного двора, я чуть задетый за живо не закричал “ура!” Бывало день колотишься на службе так и сяк, А чуть домой воротишься, глядишь и день иссяк.” Вот. И он писал в своих воспоминаниях: “Когда выгнали из квартиры, я стал пописывать забавные стишки для гостинодворцев”. Он написал эту оду Муравьеву, но журнал все равно закрыли. А на Некрасова началась просто настоящая травля. Причем он был не одинок, вот давали “Жизнь за царя” после покушения Каракозова и там в антракте вышел поэт Майков и тоже прочитал свое гениальное стихотворение, я все не буду читать, отрывочек буквально: “Кто ж он, злодей? Откуда вышел он? Из шайки ли злодейской, Что революцией зовется европейской. Кто б ни был он, он нам чужой.” Ну, как мы знаем, все беды из гей-европы. Тогда тоже примерно так и считали. Соответственно, был некий такой порыв определенный, и Некрасов прокололся очень жестко. И его это до конца жизни гнобило. Чуковский, конечно, его защищает. Ну, как защищает, он пишет, что проблема не в Некрасове, проблема, что все такие были. Но Некрасов был на виду, и ему досталось больше всех. В это связи, вы знаете, я вижу просто наглядные параллели с современностью. Потому что, у меня есть твердое убеждение... Я знаю, действительно, людей, искренних в своих убеждениях. Они оппозиционны по зову сердца. Они не будут брать деньги у кого не надо. Вот, например, у нас есть такое бельмо на глазу, у наших чиновников, Карпов, который возглавляет экологическую организацию. Он все время “мочит” по поводу “пятен застройки” и прочее. Потому что у нас чиновники, им волю дай, они и Дворцовую площадь застроят. Место хорошее. Там “штырь” торчит – выкинуть. А вот большинство людей, не хочу называть их фамилии, к сожалению, из своей журналистской практики знаю, дай им определенную сумму денег, вопрос решится. Зачем обвинять, ну, будь как Шнур, скажи честно: “Я люблю бабки.” Не надо, как рок-музыканты: “Мы играем честную музыку”. А Шнур сказал: “Я люблю бабки. Идите в баню”. Никаких вопросов, пожалуйста.

Д.Ю. Это не говорит, что он не любит музыку.

Павел Перец. Да. Как мы знаем, Сергей Шнуров очень умный человек. Выбрал себе такой имидж. Соответственно, есть такая фраза: “не стреляйте в проституток, таксистов, артистов. Они работают при любых режимах.” Мы тоже не ангелы, ни ты, ни я. Ну, кроме зрителей, естественно. Соответственно, такой вот эпизод. Дело в том, что “поэт и гражданин”, это фраза Некрасова. Это название его произведения. Ну, мы знаем в каких фильмах снимается иногда господин Ефремов, “замечательных”.

Д.Ю. Играет сам себя. По-моему.

Павел Перец. То есть, нужно все время понимать... Я еще раз хочу сказать, я это не к тому, что вот какие они... Мы такие вот эти, а они дартаньяны, нет. Мы все такие в большей или меньшей части. Просто вопрос непризнания... Некрасов, да, он говорил, что на это пошел, потому что нужно вас обормотов кормить. И свой бизнес спасать. Плохо это? Да, плохо. Но другого выхода не было.

Д.Ю. Ну, если бизнес спас, не так уж и плохо.

Павел Перец. Потом, все равно, это частью забылось. Все равно он вошел в историю как великий русский поэт. Но был такой эпизод.

Д.Ю. Помнишь был такой фильм “Патриот” с Мэлом Гибсоном? Мэла Гибсона спросили: “Вы идете на войну?” “Нет” “А как же принципы?” На что Мэл Гибсон ответил: “У меня шестеро детей, я не могу позволить себе такую роскошь, как принципы”.

Павел Перец. Ну, чтобы закончить выпуск на более мажорной ноте... Дело в том, что на том месте, где совершилось покушение, потом была поставлена часовня. Вот. Можешь посмотреть сам, показать людям. Теперь ее нет. Но, честно сказать, если бы эта часовня стояла где-нибудь отдельно, она была бы прекрасна. А вот тут она, ну, не пришей кобыле хвост. Это редкий случай, когда большевики, поступили верно, придав решетке первоначальное “выражение лица”. Закончить хочу на мажорной ноте, парой слов про этот Летний сад. Во-первых, эта самая решетка, некий символ Петербурга, она была поставлена изначально не для красоты, а чисто в функциональных целях. Туда любили заходить люди, а русский человек, если что-то где-то торчит... Там есть, например, памятник Крылову, это первый памятник, построенный на народные деньги, ну, собранные. Вокруг него оградка. Изначально вокруг этого памятника оградки не было потому, что там такой барельеф богатый... И в этой связи, значит, был поэт такой у нас, Шумахер, сатирик. Он написал стихотворение: Лукавый дедушка с гранитной высоты Глядит как резвятся вокруг него ребята. И думает: “Премилые зверята, Какие, выросши, вы станете скоты”.

Д.Ю. Молодец!

Павел Перец. В корень. И, к сожалению, хочу сказать, есть два вида парков. Это пейзажный “английский”, и регулярный “французский”. Значит, регулярный “французский”, это где все треугольное, овальное, подстриженное, налево, направо, все вот так вот... Это французская система. А английская система, это “А-ля-лес”. Вот Павловский парк, это как раз пейзажный парк. И после наводнения 1777 года, когда снесли там все скульптуры, разрушили систему фонтанов, Летний сад превратился именно в пейзажный парк. Именно в такой пейзажный парк ходил и Пушкин, и Крылов, и все там, и так далее. И именно в таком парке гулял Александр II. А потом Русский музей, которому принадлежит эта территория, решил вернуть ему первозданное состояние, которое, на мой взгляд, как-то вот не очень. Заходишь туда... Я там бегал, когда жил на Моховой. Там запрещено было бегать тогда. Для меня большой вопрос, вы в Европу приезжаете, там бегают везде, а у нас запрещено. Когда я спрашивал научных сотрудников, почему, а если все начнут бегать. Ну, во-первых, не начнут, а, во-вторых, и чего? Поэтому сейчас Летний сад в таком вот “А-ля-Петровском” варианте. И то там не все сделано “копейка в копейку”. Поэтому, сад Пушкина, Александры II и всех остальных, вы увидите только на фотографиях. К сожалению. Вот. Соответственно, все, что хотел рассказал. Ну, не все, сейчас уйду и вспомню, это забыл, то забыл, ну, не важно. Все, что хотел рассказал. В следующий раз уже поговорим про господина Нечаева. Про его “катехизис революционера” и про первый успешный террористический акт в Российской империи.

Д.Ю. Больше всего впечатляют цитаты из книжки про террористов. Что программы, что глубокое понимание вопроса.

Павел Перец. Заметь, это пособие для изучающих вопрос. Еще раз спасибо Будницкому за такую чудесную книгу. То есть, это не взято из каких-то непонятных источников. И когда ты начинаешь это серьезно изучать, ты думаешь: “Со мной что-то не так, потому что, ну как?”

Д.Ю. Поделюсь своими жизненными наблюдениями. Когда я нес службу в милиции, непрерывно беседовал с гражданами, у меня очень быстро сложилось впечатление, что я нахожусь в плотном окружении каких-то дебилов. Потому что 95 процентов граждан просто неадекватны в самых примитивных вещах. Потом понял, что это не я такой умный, со всеми так, когда ты попадаешь в области, в которых ты ничего не смыслишь и не понимаешь, а пытаешься... Я не знаю, ты хоть социологию, какую-нибудь примитивную, поизучай. Что будет от того, что ты этого царя убьешь.

Павел Перец. Самая большая и самая печальная история, что эти люди и их действия стали примером для других людей. О которых мы поговорим. И есть ряд воспоминаний с указанием на то, что выстрел Каракозова очень сильно повлиял на мировоззренческие позиции тех или иных личностей. Но, к сожалению, Дмитрий Каракозов своего добился, действительно люди нашлись. Действительно его поступок вдохновил кое-кого на кое-что.

Д.Ю. Фактически как в горах, выстрел и лавина. Вроде тихонько, а сошло такое, что кровью умылись все. Спасибо, Павел. С нетерпением ждем.

Павел Перец. До следующих встреч.

Д.Ю. А на сегодня все. До новых встреч.

@темы: литература, история, видео, Россия, РИ, Петербург

URL
   

Чаёк, диван и книга

главная